07
августа
2020
$
73.04
86.62
Новости Ленского района Архангельской области
ЛЕСПРОМ
16:00 / 01 августа 2020

Не хватает на гербе пилы и топора

Рост объёмов лесозаготовок был связан, в первую очередь, с состоянием лесопильного производства в Архангельской губернии. Так, только с 1899 по 1903 год число архангельских лесопильных заводов выросло с 25 до 36.

К 90-ЛЕТИЮ ЛЕНСКОГО ЛЕСПРОМХОЗА

Год 1911. Утро на Вычегде

Питирим СОРОКИН, возвращаясь в Яренск летом 1911 года, так описывал утреннюю Вычегду: «Но вот на светло-голубой глади реки показалось одно пятно, затем другое, третье… Пятна становились всё больше, их неясные очертания превращались в правильные четырёхугольники. Это плыли плоты. Издалека видны наклоняющиеся и выпрямляющиеся фигуры гребцов. Посредине горит огонёк, и на нём чёрным пятном выделялся подвешенный на тагане чайник.

- Шабаш, - доносится до меня.

- А-а-а-аш, - повторяет эхо.

- Чей лес? - спрашивает кто-то с кормы.

- О-о-овский… - доносится с плота.

Чем дальше едем, тем плоты встречаются чаще. И плывут, и плывут великие северные леса вниз, в чужие края. Целыми десятками и сотнями тысяч ежегодно падают лесные великаны, связываются и сплавляются. Реже и реже становятся боры и еловые тайги, и лесные богатства Севера расхищаются и исчезают. Охота на Вычегде и Сысоле уже потеряла своё былое значение, и всё больше и больше падает. Убывает лес, будет падать и лесной промысел. Одним земледелием прокормиться население едва ли будет в состоянии. Возможные заводы пока ещё только в проекте, а реализуются ли эти проекты – это ещё вопрос».

Для того, чтобы избежать больших затрат, связанных с освоением лесных массивов, удалённых от рек, служащих основными транспортными артериями тех лет, лесопромышленники стремились заготавливать лес вдоль этих рек. Один из лесничих Севера тех лет писал: «После хозяйственной деятельности лесопромышленника места заготовок представляли собой печальную картину разрушения».

«Скаковскому от благодарных потомков»

Говоря о тех, кто рубил лес и торговал им, считая по-своему – брёвнами, следует сказать и о тех, кто контролировал рубку.

Софроновский житель Н. Голенев, оставивший свои воспоминания о Яренске начала прошлого века, обрисовал портрет главного оберегателя наших лесов:

«Из работников уездного лесничества самой заметной фигурой был лесничий СКАКОВСКИЙ. Он приехал в Яренск в начале 1900-х годов из Санкт-Петербурга. На этого старика с большой белой бородой, руководители уездных учреждений и чиновничество возлагали большие надежды. Лесничий в те времена - это был и царь, и бог лесных массивов уезда. От него зависела эксплуатация лесов, сохранность леса от истребления и возобновление их.

В лес он выезжал очень редко, во всём полагаясь на лесников и объездчиков. На улицах Яренска Скаковский всегда ходил в форменной зеленоватой шинели и в чиновничьей фуражке. Ходил он браво и важно, смело поглядывая по сторонам.

В городе Яренске лесничий сделал ряд попыток наведения порядка в лесном хозяйстве, но будучи ограниченным и маленьким штатом подчинённых, и скромным бюджетом лесничества, и своим пожилым возрастом, он ограничился своим маленьким заводом (сушилкой) по добыче сосновых и еловых семян да передачей Яренскому земству значительных сумм от лесных доходов».

О передаче «значительных сумм от лесных доходов» стоит сказать особо.

В погоне за прибылью лесопромышленники меньше всего заботились о самом крае, где велась рубка лесов. В том числе и об устройстве быта рабочих, которыми были в основном крестьяне, свободные с октября до марта от занятий земледелием. Самим лесорубам приходилось решать все вопросы устройства жилья в лесу, доставки провианта, приобретений орудий труда. Один из лесничих, хорошо знакомый с их бытом, писал: «Избы, лишённые каких-либо предметов домашнего обихода, представляют собой небольших размеров сруб, покрытый плахами вместо крыши и снабжённый очагом, из которого во время топки дым за неимением трубы, выходит внутрь избы».  

И при всём при этом Скаковским за годы его работы было много сделано для строительства в Яренском уезде больниц, школ, ветеринарных пунктов, дорог.

Опять же цитируем Голенева: «Скаковскому удавалось перечислять из доходов от лесов в распоряжение Яренского уездного земства значительно больше средств, чем полагалось. Кроме того, он на льготных условиях отпускал лес земству и настаивал на строительстве школ, больниц. В результате, начиная с 1908 года, Яренское земство построило четыре школы в городе Яренске (одна из них в 1912 году сгорела), школы в Богослово, Айкино и других сёлах. В городе Яренске была построена больница и два здания под аптеку, проведена гравийная дорога на яренскую пристань».

И это при том, что, к примеру, в 1912 году лесопромышленниками во всём Яренском уезде было заготовлено 584 тысячи брёвен. Даже трудно представить себе, как бы выглядели лесные посёлки Ленского района, которые ежегодно давали государству десятки и сотни тысяч кубометров деловой древесины, если бы такое же отчисление от лесных доходов соблюдалось и в последующие десятилетия двадцатого века.

Так что за такую деятельность, за такой вклад в развитие края человеку «в форменной зеленоватой шинели и в чиновничьей фуражке» можно было в Яренске ставить памятник: «лесничему Скаковскому от благодарных потомков».

Впрочем, памятник у него есть, им стали здания школ, больниц, которые верой и правдой отслужили свой век, а некоторые, например, яренская аптека, служат до сих пор.

«…эксплуатация леса капиталистами запрещена»

После установления в Яренском уезде Советской власти вопрос о возобновлении заготовки леса встал со всей остротой. 27 августа 1918 года в газете «Известия Яренского уездного Совета крестьянских депутатов» опубликовано обращение к гражданам волостей от уездного лесного отдела: «…в нашем уезде не хватает своего хлеба, мало скота, нет промышленности, поэтому почти нет заработков, но мы родились и живём среди леса. Лес кормит людей: при недостатке земель хозяйственного значения, при климате, неблагоприятном для урожаев, кормильцем лес должен стать и для Яренского уезда.

Как известно, заготовка леса при старом режиме производилась исключительно лесопромышленными фирмами. В настоящее время эксплуатация леса капиталистами центральной властью запрещена, поэтому в предстоящую зимовку лесопромышленники не получат разрешения на заключение новых контрактов с лесным ведомством. Жалеть об этом не приходится, так как мы думаем, что в народные массы в достаточной степени проникло сознание, что эксплуатация леса капиталом неразлучна с эксплуатацией трудового народа».

Ранее, в июне 1918 года, Четвёртый съезд крестьянских депутатов Яренского уезда обсудил доклад лесной комиссии земельной секции. В постановлении съезда было указано на необходимость заготовить зимой 1918-1919 годов 947260 брёвен, 93560 шпал и 10920 кубических саженей дров. Предполагалось, что в роли заготовщиков выступит государство через уездный лесной отдел или через какой-либо другой орган власти, и также артели.

В декабре 1918 года образован Яренский лесозаготовительный округ, он состоял из пяти районов: Нижне-Вычегодский, Верхне-Вычегодский, Вымский, Вашский и Мезенский (позднее округ реорганизован в Яренский уездный лесной комитет «Улеском»). В январе 1919 года на лесозаготовительных работах в округе было занято 3435 человек и 1621 лошадь.

Наиболее широко были распространены промышленные и трудовые артели. Первые сами несли все расходы и сами реализовали заготовленный лес, вторые получали заказ от уездного лесного отдела и получали оплату по произведённой работе.

Борис УГРЮМОВ, Олег УГРЮМОВ

Фото Катерины Гайер

                                                 Продолжение следует.

Похожие материалы

Расписание движения автобусов
Таблички
Электронная подписка
Год памяти и славы
Сувенирка
Подписка онлайн через почту
Предложите новость

Продолжая использовать наш сайт, Вы даете согласие на обработку технических файлов Cookies.