29
ноября
2021
$
75.59
84.95
Новости Ленского района Архангельской области
ОБЩЕСТВО
18:08 / 21 августа 2021

От Яренска до Литвино: путешествие отважных

Четверо путешественников, двоим из которых - всего двенадцать лет, преодолели сто километров по капризной Вычегде.

#Маяк29 #Ленскийрайон #Ленскийрайон_Общество

Волна, бегущая по широкой поверхности реки. Ветер, гоняющий по необозримым пляжам крохотные песчинки. Солнце, ласково касающееся кожи тёплыми лучами. Грозы, поражающие своей мощью и зрелищностью молний. Крепкий загар. Необычайно красивые виды и тягучее время бесконечных дней. Всё это найдёт «приключенец», отважившись на сплав по нашей дивной реке – Вычегде.

Для меня сплав по Вычегде уже давно стал главным событием ежегодного отпуска. Мне не нужны южные курорты с бесчисленными толпами туристов. Моему сердцу ближе наш край, размеренный, спокойный, с налётом суровости. И пусть Вычегда бывает капризна, а погода своенравна и непредсказуема, для меня нет ничего лучше, чем медленно идти на лодке вниз по течению большой реки. И так думаю не только я, каждый год со мной на сплав идут трое – четверо мальчишек, как правило это дети моих друзей, но они так же как я влюблены в родной край.

Маршрут стал уже привычным, берега и речные повороты мы со Славиком МИНИНЫМ уже наизусть знаем. Славику двенадцать. Со мной на сплав ходит с девяти лет. И у нас есть свои любимые острова, на которых мы обязательно стоим по два дня. Тимофей ЕРМОЛИН и Данила ЗАДОРИН в подобных мероприятиях новички, и сплав стал для них своеобразным инструментом для проверки характера и выносливости.

Песчаный пляж, это не курортный отель, а лодка – не круизный лайнер. На сплаве всё нужно делать самим: разгрузить или загрузить лодку, установить палатки, натянуть тент, насобирать дров и развести костёр, приготовить еду и вымыть посуду. Причём последнее, пожалуй, является для парней самым трудным с психологической стороны, дома­то мало кто посуду всё время за собой моет, там мамы и папы есть. Трудности сплава, безусловно, важны и закаляют мальчишеский дух, а ещё сплачивают парней, делая их друзьями.

Но запомнятся в итоге не трудности. Запомнится возможность увидеть окружающий мир, по-настоящему, не через стекло оконной рамы или автомобильной двери, не по экрану телевизора или планшета, а в воочию. Возможность круглые сутки дышать чистым воздухом и каждый день ходить босиком по мягкому песку. Возможность почувствовать свободу от поведенческих рамок и ограничений, когда можно сколь угодно бегать, голосить, валяться, играть в «кто кинет тапок дальше всех» и не слышать требований перестать баловаться. Возможность ложиться спать и вставать, когда захочется. Возможность быть счастливым на каком-то первобытном уровне.

Обычно маршрут сплава начинается от Межогского моста и заканчивается в Рябово. Но в этом году в силу определённых причин дистанцию сократили. Вышли из Затона ­ завершили в Литвино. Когда планировали маршрут и прикидывали расстояние при помощи «линейки» на Яндекс­Картах, выходило 70 километров. Однако, когда шли по реке, стали целенаправленно фиксировать щиты с обозначением дистанции (уж не знаю почему, но в прошлые годы мы этого не делали), и вот что получилось: чуть выше Запани Яреньги стоит щит со значением двести, а в Литвино цифра на щите – сто. И получается, что фактически мы преодолели чуть более ста километров.

Вычегда ­ река своенравная, здесь может быть и полный штиль, и встречная верховая волна, и ураганный ветер с волной под полметра. Поэтому ходим на металлических лодках, но без мотора, только на вёслах. Лодку в этом году нам предоставил дедушка Тимофея, Владимир Иванович СОФЬИН, из Литвино нас вместе с лодкой забрал Владимир КРАСКОВ, а телегу для лодки дал Дмитрий ЕШКИЛЕВ. Мы с ребятами искренне благодарны этим людям за помощь!

Алексей ЧЕШКОВ

Фото автора

 

Тимоха. День первый

Наконец­то закончили укладывать бесконечные вещи в лодку. Даже удивительно, как эта груда барахла поместилась, и при этом осталось довольно много места для нас. Михалыч командует надевать жилеты и садиться в лодку. Отчаливаем. Отец желает нам удачи, напоминает, чтобы держались дальнего берега (там глубже) и снимает на смартфон как мы медленно, с каждым гребком вёсел отдаляемся от берега.

­ Ура­а­а! – сидящий на вёслах Михалыч радуется началу сплава.

­ Скинь мне видео в «вацапе», ­ кричит Михалыч моему отцу.

Дедушка машет нам рукой, после чего они с отцом садятся по машинам и уезжают. А мы медленно, словно крадущиеся черепахи, продвигаемся по мелководью Затона.

­ Вот ведь, сели. – Михалыч поднимает вёсла на борта и выпрыгивает из лодки. – Ну, чего сидим?! Кого ждём?! Помогайте!

Я первым спускаюсь в воду, ноги скрывает чуть выше щиколоток. Задаюсь вопросом, как мы вообще тут плыли.

­ Так чего, выходите! – поторапливаю ребят. – Говорили же, дальше надо огибать!

­ Ерунда, сейчас стащим, – Михалыч тянет лодку за нос. Мы толкаем в корму.

Таких мелей встречается несколько. И только ближе к середине пути по Затону становится достаточно глубоко для спокойного хода лодки. Затон кажется бесконечным поворотом с одинаковыми ивовыми зарослями по берегам. И если на моторе мы с дедушкой преодолеваем его за считанные минуты, на вёслах этот путь растягивается на часы. Торопиться вдруг становится некуда, и время словно останавливается. Кажется, что этот день не кончится никогда, как и Затон.

 

Данила. День первый

­ Как думаете? Кто первый захочет сойти с маршрута? Данила или Тимоха? – Михалыч смотрит поочерёдно в глаза каждого из нас. ­ Славик­то точно не захочет сойти, ему такая жизнь в привычную радость.

­ Вполне вероятно, что я, ­ пожимает плечами Тимофей.

­ Или я, ­ задумываюсь: а ведь мне действительно может не хватить цивилизации или общения с другими людьми! И именно после вопроса во мне появилось сильное сомнение, что смогу так долго жить на реке. Не к месту подумалось об отсутствии удобств. Затем на меня сел очередной овод, и я его с особым удовольствием прихлопнул и кинул в реку. И как уже было раньше, какая­то рыба схватила ещё трепыхающуюся жертву и уволокла под воду. «Так тебе и надо, ­ подумалось мне, ­ не будешь меня кусать».

Затон немного раздвигается, по центру появляется островок.

­ Раньше здесь острова не было, ­ с сомнением говорит Михалыч. – Или я не помню просто. Мы с Затона до этого только один раз стартовали, ещё в году шестнадцатом или семнадцатом.

Мы проходим сквозь узкое водное горлышко между берегом и островом.

­ Это что, уже Вычегда? ­ вопрос сам срывается с моих губ при виде широкого пространства воды, совсем неожиданно для меня открывшегося впереди.

А мне уже начало казаться, что плыть нам по Затону до самого вечера, и тут такой простор – очень неожиданно.

­ Купаться хотите? ­ Михалыч вывел лодку из Затона и стал грести наперерез реке, к противоположному песчаному берегу.

­ Да, хотим! – практически в один голос ответили мы.

Так и повелось с первого дня – хотим купаться, значит, пристаём к песчаному берегу, скидываем жилеты и купаемся, затем чуток обсыхаем и снова в путь. В будущем я буду более другого вспоминать именно эту возможность ­ поплавать в любое время.

 

Михалыч. День третий

­ Этим­то хорошо, они в палатке, ­ ворчит Тимоха, имея в виду Славика и Данилу, спрятавшихся в палатке от налетевшего ветра с противной моросью.

Автомобильный тент, натянутый между кустов ивы, под которым находимся мы с Тимофеем, выгибает вверх, словно большой парус. Удерживающие полотно верёвки натягиваются звенящими струнами. Хватаюсь за край тента, тяну вниз.

­ Кто­то должен был остаться снаружи и контролировать ситуацию, ­ отвечаю, перекрикивая вой усилившегося ветра, ­ мог бы тоже в палатку пойти.

­ А ты что, один был тут? Сейчас гром будет, – Тимоха улыбается, а небосвод заполняется яркой вспышкой молний, следом за которой приходит громовой раскат.

Ветер вырывает тент из рук, приходится подпрыгивать, чтобы ухватить его снова. Морось сменяется тяжёлыми крупными каплями, перерастающими в сплошную стену воды, щедрые порции которой зашвыривает к нам ураганный ветер. Палатки то пригибает к земле, то вспучивает. На душе неспокойно. Прошу Тимофея заменить меня, а сам беру лопату и иду к палаткам. Холодный дождь нещадно лупит по голому торсу, шорты моментально промокают и становятся тяжёлыми, прилипают к ногам. Тороплюсь, закидываю песком края палаточных тентов, проверяю оттяжки и наваливаю песок на удерживающие колышки. Теперь не унесёт!

Тимоха что­то кричит, не могу разобрать из­за творящейся вокруг свистопляски. Оборачиваюсь к нему и вижу, как тент вырывает из рук парня, тащит вверх, вкопанные по периметру опоры ходят ходуном. Ветер настолько силён, что даже сплошной поток дождя не способен придавить полотно к земле. Бегу туда. Вместе с Тимофеем повисаем на тенте, ощущение такое, что вот­вот взлетим... И тут всё заканчивается, резко, будто и не было никакого урагана. Чёрная туча растворяется в заполненной солнцем синеве неба, остаются лишь небольшие и довольно редкие белые кучевые облака. Мы с Тимофеем некоторое время молча смотрим друг на друга, а потом начинаем смеяться в полный голос, это сходит нервное напряжение.

­ Эй, выпустите нас, ­ раздаётся из палатки, ­ нам самим не открыть.

Со стоянки вышли поздно. Гроза случилась после обеда, ближе к трём пополудни, мы её ждали, были предупреждены. Погрузились в лодку только часам к шести вечера, пока обсушили тенты палаток, пока собрались… В первой трети июля закат поздний, можно плыть и вечером.

 

Славик. День десятый

­ Сегодня кино смотреть будем? ­ спросил Тимоха, глядя на Михалыча, макающего в чай сухарь.

­ Нет фильмов, кончились, – ответил Данила за Михалыча.

Предыдущие дни, поздними вечерами, мы собирались в палатке Михалыча и Данилы, чтобы посмотреть кино на смартфоне или просто поболтать.

­ Только та документалка осталась, ­ ответил наконец Михалыч, расправившись с сухарём, ­ под которую вы вчера дружно спали.

­ Я не спал, а смотрел! – возмутился Тимоха. – Это они спали.

­ Я тоже смотрел, – вставил Даня. – Ну почти. Одним глазком.

­ Можем книжку почитать, – предложил Михалыч. – Я вам почитаю, а вы послушаете.

­ Давай, – сразу же согласился Даня. – А какую? Свою? Как тогда, в походе с Ваней?

­ Я не помню, которую тогда вам читал, – Михалыч посмотрел в сторону угасающего заката. – Давайте всё под клеёнку спрячем и пойдём в палатку.

­ В смысле, свою? – зацепился за сказанное Даней Тимоха.

­ Я написал три романа, ­ пояснил Михалыч, ­ вот один из них и почитаю вам.

Так я и узнал, что Михалыч пишет романы. А до этого даже подумать о таком не мог, удивил меня друг моего бати…

А на следующее утро Михалыч удивил нас всех. Встали мы (пацаны) поздно, почти к обеду, потому как полночи слушали как читает Михалыч, а потом до утра слушали как напротив острова в Слободчиково громко играет музыка и кто­то что­то кричит в микрофон. В общем, просыпаемся, выходим из палаток, а у Михалыча на столе тесто стоит и бутылки с растительным маслом. В тот день мы очень много пончиков съели, ещё и по банке сгущёнки к пончикам получили.

Да, это запомнилось!

сООБЩИ О ПЬЯНОМ ВОДИТЕЛЕ
Вместе Поморье
Соцзащита
Коронавирус
Расписание движения автобусов
Таблички
Электронная подписка
Сувенирка
Подписка онлайн через почту
Предложите новость

Продолжая использовать наш сайт, Вы даете согласие на обработку технических файлов Cookies.